Брюс Кодиш «Наследие Коржибски»

Брюс Кодиш «Наследие Коржибски»Наследие Коржибски: что это? Как нам его передать? Учитывая то, как я употребляю здесь термин наследие, как “передаваемое предшественником нечто”, в наследии Коржибски имеется несколько аспектов.

Частично, оно состоит из осязаемых объектов: артефактов и архивов. Частично – из самого Института Общей Семантики. Однако, большей частью, я хочу сфокусироваться на том, чему Коржибски учил – на наследии обширной системы формулировок, известной как ОС (‘общая семантика’). Коржибски рекомендовал при изучении чьих-либо трудов: “… читайте не только то, что читаете, но и изучайте автора”. То есть, приложите усилия к тому, чтобы проникнуть к авторам в мысли, узнайте, с какими проблемами они имели дело, какие вопросы задавали, что они хотели сказать.Что ж. Я изучал автора, и хотел бы поделиться с вами тем, что я узнал о работе Коржибски. Из чего состоит ядро того, чему он учил, его наследие? К чему оно пришло в настоящем? Что мы можем сделать, чтобы его передавать?

Приблизительно в конце 1919 или в начале 1920 года, Коржибски – живший тогда в Нью-Йорке – стоял на вершине Вулворт Билдинг, самого высокого здания в мире на тот момент. Он уже провёл полжизни наблюдая за недальновидностью людей (включая и свои недальновидные поступки). Как он говорил: “Меня попросту достала человеческая глупость”. Пока он любовался видом, в его мыслях зрело два вопроса; эти вопросы витали вокруг его головы на протяжении его почти 40 лет. Первый вопрос пришёл к нему на ферме его семьи в Польше, где он, будучи мальчиком начал наблюдать за животными и людьми. У него не было сомнений в том, что животные, такие как лошади умели ‘думать’. Будучи опытным наездником и дрессировщиком лошадей, он знал лошадей, которые, как ему казалось, были ‘благоразумнее’ людей, которых он знал. Он также вспоминал крестьян, которые жаловались на чрезмерные требования по работе: “Хозяин, мы же не животные”.

Эта мысль задержалась: Чем животные отличались от человека? С тех пор как закончилась Первая мировая война, которую он испытал непосредственно в боях на восточном фронте Польши, у него было время, чтобы обдумать второй, связанный с предыдущим, вопрос: Чем отличались разные виды человеческого поведения? Почему мосты – построенные руками человека – обычно не обрушиваются, в то время как, более широкие социальные структуры, также построенные человеком, часто терпят неудачи?