Дэн Милмэн
«Ничего необычного»

Дэн Милмэн «Ничего необычного»В древних культурах молодые люди должны были пройти обряд посвящения, который становился их пропуском в мир взрослых. Чтобы произвести достаточно сильное впечатление на Базовое Я, эти обряды включали в себя трудности и даже страдания, которые символизировали смерть и воскрешение. Любое положительное изменение — любой скачок на высший уровень энергии и осознанности — подразумевает обряд посвящения. Каждый раз, когда мы поднимаемся на очередную ступеньку лестницы личной эволюции, нам приходится переживать период неудобств — посвящения. Мне никогда не встречались исключения иэ этого правила. Лес Браун, популярный радиокомментатор и политик, любит сравнивать такое восхождение со взлетом самолета: «Первым делом нас просят пристегнуть ремни. Когда мы отрываемся от земли и набираем высоту, мы чувствуем себя скверно, но после того, как самолет выровнялся, к нам вновь возвращается комфорт». Дисциплина и сила воли приводят к тому, что накопленные запасы психической энергии разрывают застарелые препятствия, что означает чрезвычайно неприятный период внутренней реорганизации.  Начальные стадии активных физических упражнений, прекращение курения и начало курсов психотерапии всегда связаны с дискомфортом. Жизнь — трудный подъем по склонам горы. Она требует дисциплины, силы, смелости и силы воли.

Дэн Миллмэн
«Путь мирного воина»

Дэн Миллмэн «Путь мирного воина»Я осмотрелся. Офис сильно отличался от стерильности и канцелярщины рядового офиса на сервисных станциях. Диванчик, на котором я сидел, был покрыт полинявшим, но все еще колоритным мексиканским покрывалом. Слева от меня, рядом со входом, стоял шкаф с аккуратно разложенными дорожными мелочами: картами, батарейками, солнечными очками и прочим. За небольшим ореховым письменным столом стояло, покрытое темной кордюрой, кресло. Рядом с дверью с табличкой «Не входить», располагалась емкость для питьевой воды. По другую сторону от меня, находилась дверь, ведущая в гараж.  Более всего, меня поразила, домашняя атмосфера этой комнаты. Ярко?желтый, лохматый ковер устилал пол комнаты, уступая место только половичку у входа. Несколько пейзажей украшало свежевыкрашенные белым стены. Мягкий свет успокаивал меня, в отличие от резкого флуоресцентного освещения снаружи. В целом, комната давала ощущение тепла, уюта и безопасности.

Дэн Миллмэн
«Путешествие Сократа»

Дэн Миллмэн «Путешествие Сократа»После полевых учений Сергей вернулся к повседневной школьной жизни, но его не покидало осознание тех перемен, которые произошли не только в его внутреннем мире, но и с его телом тоже.  Он стал подмечать лицемерие и недостатки окружавших его взрослых. Бродилов, без устали твердивший, как необходимо тренироваться, пока не сойдет семь потов, с каждым месяцем полнел все заметнее, а Калашников, привычно облокотясь об учительскую кафедру в классной комнате, менторским тоном рассуждал о том, что без правды никуда, и при этом не переставал лгать о евреях. Впрочем, жизнь Сергея стала даже еще более сложной и запутанной, чем прежде. Может, и в самом деле пришла пора сбежать отсюда? Такая мысль снова стала посещать его. Бежать, чтобы найти в большом мире дом и людей, которые согласятся принять его в этом доме, людей, которые были бы похожи на него.  Сергей рвался на свободу, в мир, где для этой свободы было мало места, разве что в дикой природе. Но даже в природе были свои строгие законы и не менее строгий спрос с того, кто не хотел подчиняться этим законам. Вопросы, противоречия, словно пчелиный рой, гудели у него в голове. Прежде он никогда не задумывался о том, что ждет его в будущем. Теперь же эта мысль не давала ему покоя.