Джон Годолфин Беннетт
«Драматическая Вселенная», том 3

Джон Годолфин Беннетт «Драматическая Вселенная», том 3Выдающейся характеристикой нашего времени является быстрый рост знания о мире, в котором мы живем. Чем больше мы изучаем, тем больше осознаем его бесконечную сложность. Капля воды содержит миллионы миллионов атомов, и каждый из этих атомов является сложным построением из внутренних частиц и волн.

Млечный Путь, который для невооруженного глаза кажется состоящим из нескольких тысяч звезд, открывается для современного телескопа как более чем сто тысяч миллионов звезд, таких же крупных как наше Солнце, облаков пыли и атомов без счета, а также радиоактивных и электромагнитных полей экстремальной сложности. Протеиновые и нуклеиновые кислоты, которые строят наше тело, являются молекулами столь удивительно сложных образцов, что понятия прежних поколений химиков кажутся теперь детским лепетом.

Джон Годолфин Беннетт
«Драматическая Вселенная», том 2

Джон Годолфин Беннетт «Драматическая Вселенная», том 2Основная причина, по которой я взял на себя смелость предпринять универсальный синтез, состоит в убеждении, что далеко идущее упрощение и прояснение материала достигается благодаря изучению свойств многочленных систем.

С каждой такой системой связаны свойства, которые могут быть обнаружены в системах с меньшим числом элементов. Если мы употребляем слова в контексте неподходящей системы, они теряют свое значение. Кажется, что чем более богато и значимо содержание опыта, тем большее число различных свойств и особенностей необходимо для его выражения.

Джон Годолфин Беннетт
«Драматическая Вселенная», том 1

Джон Годолфин Беннетт «Драматическая Вселенная», том 1Между тем, границы человеческого знания были раздвинуты во всех направлениях: история, праистория и палеонтология; этнология и сравнительное религиоведение; психология и физиология; биохимия, эмбриология и генетика; физика, астрономия и математика — каждая наука внесла свою лепту твердо установленных фактов, которые вместе создали ситуацию, наверное никогда еще не существовавшую в длительной истории человеческих культур.

Мы не нуждаемся более в спекуляциях по поводу вещей, которые наши предшественники относили к метафизике или теологии, это даже недопустимо. Наука убила старую спекулятивную философию, но ничего не поставила на ее место. Перед нами сейчас — материал для нового синтеза; но он столь необъятен и столь обескураживающе разнообразен, что ни один человеческий ум не может охватить и сотой его доли.