Аркадий и Борис Стругацкие
«Шесть спичек»

Аркадий и Борис Стругацкие «Шесть спичек»«Инспектор отложил в сторону блокнот и сказал:– Сложное дело, товарищ Леман. Очень странное дело. – Не нахожу, – сказал директор института. – Не находите?– Нет, не нахожу. По-моему, все ясно…»

Аркадий и Борис Стругацкие
«Чрезвычайное происшествие»

Аркадий и Борис Стругацкие «Чрезвычайное происшествие»«Титан не понравился Виктору Борисовичу. Планетка слишком быстро вращалась и обладала темной беспокойной атмосферой. Зато Виктор Борисович досыта налюбовался кольцами Сатурна и странной игрой красок на его поверхности. Планетолет разгрузился – продовольствие, сжиженный дейтерий, кибернетическое оборудование для планетологов, – принял на борт двадцать восемь тонн эрбия и биолога Малышева и сейчас же отправился в обратный рейс. Как всегда, в поясе астероидов планетолет потерял скорость и уклонился от курса. Пришлось помучиться. Вымотались все, и больше всех биолог Малышев. Бедняга не выносил перегрузок. Когда его вытащили из амортизатора, он был желтый, как сыр. Он ощупал себя, помотал головой и молча устремился в свою каюту. Он торопился поглядеть, как перенесла перегрузку его улитка – жирный синий слизняк в многостворчатой раковине, выловленный в нефтяном океане недалеко от Эрбиевой долины…»

Аркадий и Борис Стругацкие
«Четвёртое Царство»

Аркадий и Борис Стругацкие «Четвёртое Царство»«Самолет лег на крыло и пошел вниз. Облака расступились, и стал виден остров – громадное пестрое ржаво-серое пятно на синей поверхности океана, окаймленное белым кружевом прибоя. – Кажется, приехали наконец, – с облегчением сказал майор Соколов.  – Слава богу, все кишки вымотала болтанка проклятая…»

Аркадий и Борис Стругацкие
«Человек из Пасифиды»

Аркадий и Борис Стругацкие «Человек из Пасифиды»Тридцать первого марта барон Като устроил товарищескую вечеринку. Офицеры собрались в отдельном кабинете ресторана «Тако». Сначала чинно пили подогретое сакэ и говорили о политике, о борьбе сумо и о регби, затем, когда господин начальник отдела удалился, пожелав подчиненным хорошо провести вечер, расстегнули мундиры и заказали виски. Через полчаса стало очень шумно, воздух наполнился табачным дымом и кислым запахом маринадов. Все говорили, не слушая друг друга. Барон Като щипал официанток. Савада плясал, топчась среди низких столиков, молодежь хохотала, хлопала в ладоши и орала «доккойса!». Кто‑то встал и ни с того ни с сего сипло затянул императорский гимн «Кими‑га ё» – его потянули за брюки и усадили на место. В самый разгар веселья в кабинет с визгом вбежала официантка, ее преследовал рослый румяный янки в пилотке набекрень. Это был известный дебошир и весельчак Джерри – адъютант и личный переводчик командующего базой ВМС США «Шарк». Джерри обвел озадаченных таким нахальством японцев пьяными глазами и гаркнул:– Здорово, джапы! Тогда капитан Исида, не вставая, схватил его за ногу и сильно дернул к себе. Джерри как подкошенный обрушился прямо на блюда с закусками, а барон Като с наслаждением ударил его по глазам эфесом кортика. Американца, избитого и облепленного маринованной редькой, вышвырнули обратно в общий зал. Контрдемарша, против ожидания, не последовало – вероятно, на этот раз Джерри развлекался без компании. Офицеры отложили кортики и пустые бутылки, выпили еще по чарке виски и стали расходиться. Капитан Исида возвращался с бароном Като. Барон покачивался, таращил глаза на яркую вечернюю луну и молчал. Только у дверей дома Исиды он вдруг запел шатающимся голосом.

Аркадий и Борис Стругацкие
«Частные предположения»

Аркадий и Борис Стругацкие «Частные предположения»«Валя Петров сам пришел ко мне сообщить об этом. Он стянул с головы берет, пригладил волосы и сказал:– Ну вот, Саня, все решено. Он сел в низкое кресло у стола и вытянул свои длинные ноги. Он посмотрел на меня и улыбнулся…»

Аркадий и Борис Стругацкие
«Чародеи»

Аркадий и Борис Стругацкие «Чародеи»Первый вариант сценария, наиболее близкий к повести «Понедельник начинается в субботу».

Аркадий и Борис Стругацкие
«Хромая судьба»

Аркадий и Борис Стругацкие «Хромая судьба»«Нам хотелось написать человека талантливого, но безнадежно задавленного жизненными обстоятельствами, его основательно и навсегда взял за глотку ”век-волкодав”…» – пишет Борис Стругацкий об истории создания «Хромой судьбы», одного из самых сложных и наименее фантастических произведений братьев Стругацких, имеющего непосредственное отношение к моментам биографии Аркадия Стругацкого – и при этом представляющего собой «роман в романе»…

Аркадий и Борис Стругацкие
«Хищные вещи века»

Аркадий и Борис Стругацкие «Хищные вещи века»XXI век – эпоха перемен… В этот мир окунается космонавт Иван Жилин, навсегда возвратившийся на Землю, где его ждут «хищные вещи века».

Аркадий и Борис Стругацкие
«Улитка на склоне»

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»«Улитка на склоне». Самое странное, самое неоднозначное произведение в богатом творческом наследии братьев Стругацких. Произведение, в котором собственно фантастика, «магический реализм» и даже некоторые оттенки психоделики переплетены в удивительно талантливое оригинальное единое целое.

Аркадий и Борис Стругацкие
«Туча»

Аркадий и Борис Стругацкие «Туча»Под низким пасмурным небом, под непрерывным сеющим дождем по мокрому асфальтовому шоссе движется колонна машин: длинный лимузин впереди и три огромных автофургона следом. На мокрых брезентовых боках фургонов знаки «опасный груз». На заднем сиденье лимузина, сложивши руки на груди, расположился хозяин этой колонны, известный метеоролог и атмосферный физик профессор Нурланн, человек лет сорока, с надменным лицом. Впереди рядом с шофером сидит его ассистент, личность вполне бесцветная, доведенная своим начальником до состояния постоянной злобной угодливости. О шофере и говорить нечего, голова его втянута в плечи, словно он поминутно ожидает, что его ткнут в загривок.