Виктор Вид
«Психотерапия шизофрении»

Виктор Вид «Психотерапия шизофрении»Книга посвящена теоретическим предпосылкам, а также практическим возможностям и методам психотерапии при шизофрении с целью обучения способам улучшения психологической защиты от социального стресса, коррекции навыков социального взаимодействия и повышения эффективности в общении и проблемно-решающем поведении. Для психиатров, психотерапевтов, клинических психологов и врачей общей практики.

Олейчик И.В.
«Эндогенные заболевания шизофренического спектра»

Олейчик И.В. «Эндогенные заболевания шизофренического спектра»При всей обширности лексических рамок специальной психиатрической терминологии понятие «эндогенные заболевания шизофренического спектра» по праву занимает одно из ведущих мест. И это не вызывает удивления ни у специалистов, ни у широких кругов населения. Это таинственное и пугающее словосочетание издавна превратилось в нашем сознании в символ душевного страдания самого больного, скорби и отчаяния его близких, нездорового любопытства обывателей. В их понимании душевная болезнь чаще всего ассоциируется именно с данным понятием. В то же время, с точки зрения профессионалов это не вполне соответствует действительному положению, так как хорошо известно, что распространенность эндогенных заболеваний шизофренического спектра с давних пор и до настоящего времени в самых различных регионах мира сохраняется приблизительно на одном и том же уровне и в среднем достигает не более 1%. Впрочем, не без основания можно полагать, что истинная заболеваемость шизофренией существенно превышает этот показатель за счет более частых, не учитываемых официальной статистикой, легко протекающих, стертых (субклинических) форм этого заболевания, как правило, не оказывающихся в поле зрения психиатров. К сожалению, даже в наши дни, врачи общей практики далеко не всегда способны распознать истинную природу многих симптомов, тесно связанных с психическим неблагополучием. Люди же, не имеющие медицинского образования, тем более не в силах заподозрить в первичных проявлениях легкие формы эндогенных заболеваний шизофренического спектра. В то же время, ни для кого не является секретом, что раннее начало квалифицированного лечения — залог его успеха. Это аксиома в медицине вообще и в психиатрии в частности. Особенно актуально своевременное начало квалифицированного лечения в детском и подростковом возрасте, поскольку, в отличие от взрослых, дети не могут сами распознать наличие у себя какого-либо недуга и попросить помощи. Многие психические нарушения у взрослых людей нередко являются следствием именно того, что их своевременно не лечили в детстве.

Меркато Шарон
«Люди разбитых надежд. Моя исповедь о шизофрении»

Меркато Шарон «Люди разбитых надежд. Моя исповедь о шизофрении»В течение 13 лет я страдаю от болезни, которая является не только хронической, но и одной из наиболее загадочных болезней нашего времени — шизофренией. Сейчас, когда нет лекарств чтобы вылечить болезнь, существует методика, которая используется как лечение. Нейролептические средства, открытые в 1950-е. могут помочь контролировать некоторые симптомы и смягчить боль. Но лишь частично. II не смотря на это. многие люди, больные шизофренией, ведут сравнительно стабильный образ жизни с помощью такого лечения. Я — одна из них. К тому же, в отличие от других болезней, о которых ты можешь рассказать другу и получить доброжелательную поддержку, — эту тебе нужно скрывать, как личный позор. Человек, больной шизофренией, лучше выдумает диагноз (даже самый страшный), чем сознается в своей болезни. Это трагично — страдать от болезни, связанной со многими сложностями — и вместе с тем быть вынужденным скрывать ее по причине позорного клейма, которое она несет. Но и общество не виновато, что воспринимает болезнь именно так. В прошлом фильмы и публикации изображали шизофреника как убийцу с топором, который носится везде в неистовстве. Итак, шизофрения была своеобразным ярлыком, который навешивали многим людям, ведущим себя нетипично, буйно, или не так. как заведено.  Сейчас исследованиями установлено, что шизофрения — это химический дисбаланс дофамина в мозге, в результате которого возникает возбуждение рецепторов, которое его поражает. Вследствие этого возникают галлюцинации, мании, человек окончательно теряет связь с реальностью.  Ученые сейчас работают над тем. чтобы изолировать генную поломку, и эти исследования дадут дальнейшую информацию о шизофрении уже в ближайшие годы.

Мадорский В.В.
«Практическая психотерапия шизофрении»

Мадорский В.В. «Практическая психотерапия шизофрении»В период средневековья попытки лечения душевнобольных, в том числе психотерапевтического, практически полностью исчезают, уступая место преследованию душевнобольных людей, жестоким религиозным обрядам вплоть до сожжения тела для спасения души, либо широчайшему применению мер физического стеснения, из которых наиболее распространённым оказывалось содержание на цепи. В этот период душевные болезни считаются чем-то совершенно неизлечимым, и лишь несколько столетий спустя упорная борьба Пинеля, Эскироля, Конноли и их последователей за сведение к минимуму мер физического стеснения показывает, насколько само изменение отношения к пациентам способно изменить течение хронических психозов. В 19 веке продолжающееся развитие психиатрических стационаров приводит к постоянным попыткам интенсифицировать лечение психозов. Широкое употребление в этот период приобретают методики, направленные, как ни парадоксально, на ещё большую дестабилизацию психического состояния пациента. Часть из них использовалась для обездвиживания больного и уменьшения количества информации, воспринимаемой им через органы чувств. Одним из самых деликатных средств был «мешок», сквозь тонкую ткань которого больной видел все окружающее, как в тумане; мешок охватывал не только голову, но и все тело и завязывался внизу под ногами. Большим распространением пользовалось изобретенное в Англии другое успокоительное средство – смирительный стул, к которому больные привязывались ремнями. Следующая группа мероприятий преследовала более специальные терапевтические задачи; это были «раздражители», рассчитанные на перегрузку сознания и органов чувств больных с целью вызвать полезные реакции в виде перегруппировки психических способностей с устранением явлений болезненных и заменой последних актами разумными и здоровыми («механотерапия шизофрении»). Это были, например, вращательная машина в собственном смысле, вращающееся колесо и вращающаяся кровать; первые два прибора были рассчитаны только на действие вращения, третий – имел в виду еще специально-целительный эффект центробежной силы. Количество оборотов в минуту равнялось от 40 до 60, причем наиболее благотворное действие приписывалось кровати: кровь приливала к голове и от этого получался целый ряд болезненных ощущений – головокружение, тошнота, рвота, непроизвольное выделение мочи, кала, чувство стеснения в груди, удушье, наконец, кровоизлияние в конъюнктиву глаз. По некоторым отзывам у меланхоликов исчезали мысли о самоубийстве и отказы от пищи; и они делались, вообще, веселей. Не последнее место в этой терапевтической системе занимали средства, причиняющие боль: жгучие втирания,нарывные пластыри, прижигания каленым железом. К больному, находящемуся в ступоре, подходили вооруженные плеткой; его раскладывали на койке и секли, чтобы «вывести душу» из состояния болезненного сосредоточения. Гейнрот рекомендовал повторные, с короткими паузами болевые раздражения, Иделер – сильную электропункцию и отмечал с гордостью, что ему удалось вернуть к «свободной и нормальной душевной деятельности» несколько человек, совершенно, по-видимому, отупевших. По сути, задачей врачей оказывалось доведение больного до болевого шока. Тошнотная терапия заключалась в том, что больному давали рвотное, причем регулировали дозу так, чтобы дело не доходило до рвоты. Предполагалось, что таким образом отгоняются бредовые идеи. Специальные водолечебные приемы оценивались почти исключительно, как психическое воздействие. Внезапное погружение в холодную воду, так называемый bain de surprise, применялось, чтобы вызвать сильное потрясение всего тела с последующим утомлением. Здесь имелось в виду одним мощным психогенным воздействием разорвать извращенные представления и очистить место для новых, быть может, здоровых мыслей. Основываясь на одном случае,когда бросившийся в колодезь больной вскоре выздоровел, сделано было предложение погружать меланхоликов в воду до первых признаков удушения, причем продолжительностьэтой операции равнялась промежутку времени, необходимому для не слишком быстрого произнесения псалма, называемого Miserere. Шнейдер придумал особое приспособлениедля сбрасывания больного с большой высоты в холодный бассейн и полагал, что такой аппарат должен будет несомненно оказать «большие услуги при лечении душевных болезней». Лангерманн в своем отчете по учреждению Сант-Георген с сожалением указывал на отсутствие там бассейна, так как страх, связанный с внезапным погружением в воду, является незаменимым средством при некоторых бредовых формах, где никакими другими способами не удается привести больного в состояние «здоровой самодеятельности». Мостик, вел к изящной беседке, куда предлагалось пройти больному, и где предательская доска, внезапно наклоняясь, заставляла его провалиться в воду. Большим уважением пользовался ледяной душ. – цит. по Каннабих, 1928 (8). Следует отметить, что врачи, использовавшие эти методы, согласно описаниям их современников, совсем не были патологическими садистами, и использовали данные приёмы лишь из-за того, что практика медицины показывала: добиться прерывания хронического психоза возможно лишь при использовании шоковых, декомпенсирующих психику больного воздействий, приводивших к развитии у пациентов трансовых состояний. Намного позже Милтоном Эриксоном для преодоления негипнабельности у боязливых, недоверчивых, скованных пациентов, нередко негативно относящихся к гипнотизации был разработан приём прерванного рукопожатия: психотерапевт, улыбаясь, направляется к пациенту, протягивая ему руку как будто для рукопожатия, но, после того, как последний с готовностью протягивает ему свою, не пожимает её, а поднимает руку пациента вверх, слегка придерживая её, избегая при этом каких-либо разъяснений, добиваясь появления каталепсии руки. Развивающийся при этом конфузионный транс с точки зрения Эриксона и его последователей, что позже было подтверждено работами Тукаева, оказывает выраженное лечебное воздействие.

Уорнер Ричард
«Шизофрения и среда»

Уорнер Ричард «Шизофрения и среда»Течение же шизофрении, хотя и флюктуирующее, больше тяготеет к непрерывному, а в проявлении эмоций у больного скорее отмечается несоответствие ситуации (неконгруэнтность) или недостаток спонтанности. Типична выраженная алогичность мышления. Слуховые галлюцинации могут присутствовать как при маниакально-депрессивном психозе, так и при шизофрении, но в последнем случае они чаще принимают форму «голосов», комментирующих действия больного или обсуждающих его между собой. Бредовые идеи также нередко наблюдаются при обоих состояниях, но при шизофрении человек чаще испытывает ощущение, что все его действия управляются и контролируются некими внешними силами (бред воздействия, влияния или пассивности) либо что его мысли открыты для всех («трансляция мыслей») или кто-то вмешивается в их течение, манипулирует ими (идеи вкладывания и отнятия мыслей). Различные формы шизофрении, несмотря на общность характерных особенностей, довольно несхожи между собой. Так, у одного больного могут наблюдаться симптомы параноидной шизофрении (бред и галлюцинации соответствующей направленности), но он при этом демонстрирует приемлемые суждения, а также высокий уровень функционирования во многих жизненных сферах. Другой, например, отличается странной вычурностью манер и причудливостью внешности, охвачен ипохондрическим бредом, пассивен, избегает любых контактов, из-за чего оказывается в социальной изоляции. Подобного рода различия, действительно, настолько разительны, что многие специалисты убеждены: когда наконец удастся выяснить причины шизофрении, эта болезнь окажется совокупностью различных состояний, приводящих — посредством общего для них конечного пути биохимических взаимодействий — к схожим последствиям.

Снежневский А.В.
«Шизофрения — мультидисциплинарное исследование»

Снежневский А.В. «Шизофрения — мультидисциплинарное исследование»Шизофрения остается одной из наиболее актуальных проблем современной психиатрии. Одним из доказательств этого может служить огромное число научных исследований, проводимых во всех странах мира с целью уточнения ее нозологических границ, поисков причин и особенностей возникновения и развития, разработки новых методов лечения и социальной реабилитации больных. В каждом из этих направлений накоплено большое число фактов, требующих анализа и обобщения. Однако это практически сделать чрезвычайно трудно в силу особенностей самой проблемы, включающей необычайно большое количество разного рода теоретических концепций и соответственно методологических подходов к решепию отдельных вопросов. Едва ли не самым важным из них является разноречивость в понимании клинических границ этого заболевания, что еще более усугубляется при перенесении проблемы с уровня клинического наблюдения и анализа на уровень клпнико-биологических исследований, где подчас почти математическая точность применяемых методов исследования вступает в явное противоречие с недостаточной дпфференцировкой исходного клинического материала как объекта исследования. Попытки преодоления указанных трудностей в научной психиатрии связаны с созданном в ряде стран крупных монопроблемных исследовательских учреждений и специальных проектов (в том числе международных), предусматривающих всестороннюю (мультидисциплпнарную) разработку проблемы на основе единого подхода к клинической оценке заболевания. Работы, выходящие из таких коллективов, неизменно привлекают к себе внимание как научных работников, так и практических врачей.

Пуховский Н.Н.
«Очерки общей психопатологии шизофрении»

Пуховский Н.Н. «Очерки общей психопатологии шизофрении»Прежде всего история учения о шизофрении сложна и противоречива, поскольку в ней отражаются этапы становления и все слабые места современной компромиссной парадигмы предмета психиатрии — Mental Behavioural and Developmental Disorders (расстройства умственной деятельности, поведения и психического развития), как она следует из МКБ-10 — «био-психо-социальной модели» психической патологии. Переломным моментом в развитии шизофренологии следует считать 1911 год, когда Э. Блейлер невольно создал условия для отождествления современного ему нозологического (органопатологического) представления о ens morbi френиатрии (алиенистики) — Dementia ргаесох (буквально — преждевременное слабоумие; более корректным представляется определение С. А. Суханова — первичное юношеское слабоумие) с гипотетической психодинамической сущностью «физически обусловленного психоза» — явлениями шизофрении, процессуального раскола (расщепления) единства мысли, чувства и влечения.  Патогенетическая концепция Э. Блейлера заключалась в аксессорности и даже случайности явлений психоза и/или слабоумия при dementia ргаесох: первично лишь расстройство мышления — уменьшение ассоциативного сродства, обусловленное физическим разрыхлением ассоциаций. Это Эго-расстройство закономерно проявляется вторичными феноменами— запретами (Sperrungen) и расколами (Spaltungen) — впрочем, в небольших количествах эти явления свойственны и здоровой психике. Однако физически обусловленное нарастание массивности и систематичности расколов идео-аффективных комплексов создают условия для шизофрении — процессуальной патологической дезинтеграции психических функций. Названный процесс дезинтеграции и составляет сущность целого спектра душевных болезней — группы шизофрении.

Фрит Кристофер
«Шизофрения»

Фрит Кристофер «Шизофрения»Шизофрения — термин, применяемый для обозначения тяжелой формы умственного расстройства. Он встречается во всех странах и культypax, и гораздо чаще, чем вы, может быть, думаете. По грубой оценке, примерно 1 человек из 100 может страдать этим недугом в какой-либо период жизни. Риск этой болезни составляет 1% в течение жизни, примерно такой же, как риск развития ревматоидного артрита. Многие из нас знакомы с людьми, страдающими этим гораздо более заметным заболеванием. Эмоциональный аспект шизофрении не только чрезвычайно тяжел для больного и его (ее) семьи и друзей, но стоимость лечения шизофрении также весьма тяжела для семьи. Уход за пациентом и лечение шизофрении в Великобритании стоили в начале 1090-х гг. 397 млн фунтов стерлингов, а непрямые расходы в сфере потери продукции сдержанно оценивались в тот же период в 1,7 млрд фунтов.  Поскольку большинство из нас не страдали умственными расстроййствами, мы часто черпаем наши знания о шизофрении из популярной прессы. Статьи об умственных расстройствах появляются весьма часто, но те, кто страдает, и те, кто за ними ухаживают, часто предстают в них в отрицательном свете. Таблоидные газеты особенно охотно описывают отдельные случаи с насильственной смертью. Это могут быть самоубийства в ужасных условиях, например человек вошел в клетку со львом в зоопарке Лондона и получил тяжелые травмы, или описываются не мотивированные убийства, например, такие, как случай Кристофера Клюни, который забил до смерти незнакомого человека на станции подземки Финсбери-Парк. Из описания этого события мы получаем впечатление, что шизофрения — опасная форма безумия. Страдающие этим заболеванием действуют иррационально и ведут себя абсолютно непонятным образом. В действительности, как мы увидим, подавляющее большинство пациентов не опасны, и если мы хотим им помочь, то должны их понять.

Кьюперс Л., Лефф Д., Лэм Д.
«Шизофрения. Работа с семьями»

Кьюперс Л., Лефф Д., Лэм Д. «Шизофрения. Работа с семьями»Мы убеждены, что люди вероятнее всего примут помощь во время кризиса, например сразу после стацнонпрования. При твердом отказе от помощи психотерапевты должны ждать следующего кризиса.  Привлечение семьи — первостепенная задача, если отказ семьи преодолен, то последующая квалифицированная интервенция не будет прервана. Психотерапевты должны осознавать, что любой профессиональный контакт с семьей, телефонный звонок, разговор в коридоре могут быть использованы как часть процесса привлечения семьи к работе и это нельзя пускать на самотек. Полезно помнить, что большинство семей имеют массу потребностей и после привлечения их (семей) к работе психотерапевтам придется уделять внимание и им. Привлечение должно быть позитивным, приятным, вежливым, учитывающим проблемы семьи. Несмотря на отказ предложение помощи должно быть постоянным. Здесь может быть отказ от контакта, уклонение от встреч, опоздание или неявка, и, наконец, когда время согласовано, ключевой член семьи может уйти. Существует преимущество, если начать с образовательной программы: психотерапевт дает семье информацию. Более того, подготовка визита психотерапевта в дом, чтобы дать информацию, является частью процесса вовлечения.  Если пациенты подозрительны в отношении психотерапевта или имеют особые параноидные идеи, из-за которых отказываются контактировать с психотерапевтом, процесс привлечения семьи становится невозможным. Одна супруга была очень ревнива в отношении контактов ее мужа и семья ощущала тревогу при визитах психотерапевта. Подобные опасения надо уважать и помощь можно предложить позже, когда эти идеи не будут доминировать.

Куценок Б.М.
«Рецидивирующая шизофрения»

Куценок Б.М. «Рецидивирующая шизофрения»Предлагаемая читателям монография Б. М. Куценка содержит результаты многолетнего исследования больных рецидивирующей шизофренией. Изучение 108 больных (в 63% от 10 до 16 лет, в 37% от 4 до 10 лет) позволило автору досконально исследовать и описать статику и динамику (стадии), обособить и обосновать самостоятельность проявления и течения обнаруженной разновидности шизофрении. Исследованная и описанная группа однородных случаев представляет собой клинически очерченный вариант, относимый автором с достаточным основанием к самостоятельному виду. Он обосновывается многолетним течением заболевания в виде очерченных приступов, с медленным нарастанием от приступа к приступу стойких изменений личности, снижением энергетического потенциала; наличием ограниченных проявлений патологически продуктивных расстройств в пределах астенических или стенических, галлюцинаторно-параноидных или кататоно-гебефренических признаков, без выраженных проявлений аффективных расстройств. Сосуществование острого и медленного начала болезни, рецидивирующее течение с углублением дефекта от приступа к приступу, развитие рецидива вне зависимости от качества наступивших изменений, в том числе и при наличии достаточно полной ремиссии,— характерные признаки этого вида шизофрении.