Кайл Иторр
«Время убивать»

Год 457 эры Христовой. Ослабевшая от внутренних раздоров Империя на краю гибели, ибо к рубежам ее подступает орда, которую ведет сам Бич Божий, не ведающий жалости Аттила. И лежать бы ей в руинах, не мелькни в одной голове черная мысль об устранении опасности… не совсем достойным и честным способом. Фэнтезийно-историческое повествование, лишенное элементов фэнтези и на историческую достоверность не претендующее.

(далее…)

Кайл Иторр
«Истинный король»

Галлия, времена неверия и смуты, времена, когда величие и власть позабыты, о чем сожалеют лишь помнящие былые времена, но сожаление это умирает вместе с ними. И все же однажды приходит тот, кто был назван потомками королем истинным, владыкой былого и настоящего – хотя тайны былого не открылись для этого короля, а настоящее даже не признало его королем. И потребовалось чудо, чтобы власть оказалась в руках рожденного для лучшей участи, имя которого, искаженное потомками – Артур Пендрагон. Смесь политико-исторического фэнтези с пародией на оное.

(далее…)

Елизавета Дворецкая
«Корни гор. Книга 2. Битва чудовищ»

В Медном Лесу правит ведьма Хёрдис, самовластно распоряжаясь судьбами его обитателей. Ни ее соплеменники-квиты, ни захватчики-фьялли, собирающие с них дань, не знают заранее, на чью сторону она встанет. Ведьма Медного Леса внушает ужас, и никому неизвестно, что сама она – пленница великана Свальнира, истинного средоточия сил этой загадочной страны. Сильнейшая ее мечта – уйти отсюда, вновь вернуться к людям, пока холодное дыхание камней не превратило в камень ее саму. Но помочь ей может один-единственный человек: конунг фьяллей Торбранд. Тот, вражда с которым и вынудила Хёрдис уйти от людей, стать и владычицей, и пленницей Медного Леса. И настанет день, самый тяжелый день в жизни их обоих, когда они, Торбранд и Хёрдис, отец и мать этой войны, окажутся лицом к лицу в глубинах Медного Леса, чтобы предложить друг другу последнее, что у них осталось – золотое обручье Дракон судьбы в обмен на меч Дракон Битвы…

(далее…)

Елизавета Дворецкая
«Щит побережья. Книга 2: Блуждающий огонь»

Разбойничьи набеги северных племен много лет разоряли полуостров Квиттинг. Близится новая, большая война, а предводитель пропал на чужбине. Не дождавшись его возвращения, квитты вопреки всем законам выбирают себе другого конунга. Молодой Брендольв, разорвав все связи с прежней жизнью, покидает родную усадьбу и отправляется собирать войско для нового вождя. Но вскоре становится ясно, что этот человек не достоин вести квиттов против столь сильного врага. Ошибка уже обошлась Брендольву слишком дорого, и главное теперь – решить, под чьим стягом идти в свою главную битву.

(далее…)

Елизавета Дворецкая
«Щит побережья. Книга 1: Восточный Ворон»

Усадьба, где живет Даг сын Хельги, издавна зовется «Мирной землей». Но на самом деле этот тихий уголок уже стоит на краю гибели. В горах бушуют неведомые злые силы, сгоняя к селению троллей и оживляя мертвецов. С севера наступают безжалостные захватчики, а вождь пропал без вести в далеких краях. Даг отправляется на его поиски, чтобы уберечь родной край хотя бы от раздора. Кругом царит хаос, и даже Восточный Ворон, дух-покровитель этих мест, вынужден спуститься на землю. Но в неравной борьбе и с живыми, и с мертвыми люди могут рассчитывать только на себя.

(далее…)

Наталья Резанова
«На Масленой неделе, в воскресенье»

«Нет христианского города, где не празднуют Масленицу – хоть и говорят, что празник этот противен истинному благочестию. И, может быть, нигде в империи масленицу не отмечали так истово, как в Лауде. Но в первый день праздника сохранялось подобие красоты и даже, некоторым образом, благообразия. По главным улицам города двигалась процессия, открываемая герольдами, разодетыми в нарядные одежды, дующими в длинные трубы, украшенные бахромой и мишурой, и восседавшими на лошадях, крытых длинными пестрыми попонами…»

(далее…)

Юрий Никитин
«Ахилл»

«Агамемнон в изумлении смотрел на спрыгнувшего с борта корабля вождя тавроскифов. Архонт россов был необычен в своей яростной мужской красе. С бритой головы свисал длинный пышный клок белокурых волос, в левом ухе блестела крупная золотая серьга. Грудь у него была широка и выпукла, словно он надел под накидку свои божественные доспехи…»

(далее…)

Наталья Резанова
«Ночь Правды»

«Когда в дверь постучали, сестра Тринита читала «Sci vias» Хильдегарды Бингенской. Это было довольно редкий список, получанный от настоятеля кафедрального собора, и оставлять книгу крайне не хотелось. Но что делать? Устав гласит: дела милосердия – превыше всего. Сестра Тринита со вздохом отложила творение святой аббатиссы и сказала:

– Входите, не заперто!..»

(далее…)

Наталья Резанова
«Дети Луны»

«У этой женщины постоянно менялся голос. То он был мягок и нежен, то – настолько резок и груб, что одно его звучание с успехом заменяло самые злобные ругательства /хотя она никогда не ругалась/, то вдруг звенел на высоких нотах, как у смешливого подростка /хотя она никогда не смеялась/. А больше, пожалуй, в ней не было ничего примечательного. Из тех, о ком говорят: «типично плебейская внешность». Лицо, которое запоминалось лишь усилием воли, и немалым, и тело, скрытое, впрочем, широким грубым одеянием, отлично приспособленное к длинным пешим переходам…»

(далее…)

Александр Рудазов
«Демоны в Ватикане»

Я все еще жив. Возможно, всем на это наплевать, но я действительно все еще жив. Мое имя – Олег Бритва. Я яцхен. У меня три глаза и шесть рук, я умею летать и плеваться кислотой, мои когти режут сталь и бетон, а шкура выдерживает пулеметную очередь.

Да. Я яцхен. Я очень добрый и много чего умею. Особенно здорово у меня получается хреново себя чувствовать. В этом я, можно сказать, рекордсмен. Если за весь день мне ни разу не было хреново… однако, давно у меня таких хороших дней не было.

Последнее время проблем у меня особенно много. Шизофрения, Пазузу, большая подстава, дипломатические осложнения, тюремное заключение, пустой живот, армия чудовищ, взрывающийся вертолет, Пазузу… хотя Пазузу я уже называл. Поэтому мне и хреново. Да и кому бы на моем месте не было? И не пяльтесь на меня так. Не в кунсткамере.

(далее…)